НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени Н. А. Добролюбова
ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ



абитуриентам

студентам

преподавателям

выпускникам



Всё ради денег


Мы и они

Всё ради денег

Если вы будете проезжать по Атлантическому побережью Соединённых Штатов, в одном из разбросанных вдоль пляжа городков вы можете наткнуться на пиццерию ‘3 Brothers’, в глубине которой будет сидеть обаятельный мужчина средних лет. Это менеджер заведения, загорелый преуспевающий бизнесмен с полугодовым отпуском, который он проводит в путешествии по тропическим странам.

Но с мая по октябрь он неизменно здесь, в его пиццерии. Его зовут Стив.

У таких как Стив нет надежды. Девятый ребёнок в бедной ирландской семье, он родился в 70-х, когда в его стране был постоянный финансовой кризис, и даже в 80-х этот кризис не собирался прекращаться. Стив ходил в школу не с ранцем, а с бесплатным пакетом из магазина, потому что денег на ранец не было.

А когда школа закончилась, Стив понял ― дома его ничто не держит. И отправился покорять Америку.

Свою историю Стив рассказал мне, когда я работал в пиццерии‘3 Brothers’ минувшим летом, приехав в США по программе «Work & Travel USA».

Текст: Антон Погорельский

«…Я въехал в Америку по туристической визе. На таможне сказал, что хочу посмотреть Диснейленд. У меня в сумке были шлёпанцы, солнечные очки и фотоаппарат ― я выкинул это всё, едва пересёк границу. На фиг? Я прилетел работать».

Стив устроился охранником в одну нью-йоркскую забегаловку ― стоял на входе и следил, чтобы люди не проносили в кафе еду извне. Работал с утра до вечера, но получал мало: жизнь в Нью-Йорке дорогая, а зарплаты у обслуживающего персонала умышленно низкие ― чтобы не переезжали в и без них перенаселённый город. Стив это быстро понял и решил сматывать удочки ― но куда?

«Меня ничто там не держало, молодой нелегал ― куда хочу, туда и еду. Я отправился в курортный городок на Атлантическом побережье ― Сисайд Хайтс, штат Нью-Джерси, в полутора часах от Нью-Йорка. Туристов полно, работы много ― и платят куда больше из-за сезонности. Зимой город вымирает, зато летом ― зарабатывай сколько влезет».

Утром Стив ходил по набережной и собирал оброненные туристами четвертаки ― за день набиралось около пяти долларов. Днём и вечером готовил пиццу в закусочной вместе с такими же эмигрантами-ирландцами.

«Вся набережная была ирландской. В какое кафе не зайди ― всюду ирландцы. Ситуация у нас в стране в 70-х-80-х была такая, что все, кто посмышлёней, уезжал на заработки ― и Америка была лучшим выходом. И знаешь, хоть за день все упахивались вусмерть и к вечеру падали от усталости, стоило рабочему дню завершится ― и оп! ― энергия откуда-то возвращалась, и все с утроенным энтузиазмом шли пить пиво и горланить песни. Когда столько ирландцев собирается вместе ― это страшная сила!»

Но экономика Ирландии крепла, а на США обрушилась новая волна эмигрантов ― на этот раз из Мексики. И если у ирландцев, помимо беспросветной бедности, имелось хотя бы знание английского, то латиноамериканцы, кроме родного испанского, никаким языком не владели. А поскольку вкалывать на изматывающей и низкооплачиваемой работе поваров/официантов/охранников из коренных жителей никто не хотел, закусочный бизнес курортных городов оставался эмигрантским. Так ирландцы стали получать повышения ― и Стив стал менеджером пиццерии ‘3 Brothers’. Просто потому, что знал её дела изнутри. И говорил по-английски.

«Менеджер больше получает. В этом вся разница. Мне не важно, кем и сколько я работаю, ― работа, она и есть работа, от неё невозможно получать удовольствие. Важно только то, сколько тебе платят. А я очень хотел разбогатеть. И сейчас хочу».

Менеджер проводит в заведении всё своё время. В 9:30 он приходит, чтобы отпереть двери и включить печи, в которых будут выпекать пиццу. В 10 пиццерия открывается и начинает принимать первых клиентов. Стив носит из подвала мешки со льдом и продуктами, помогает подчинённым-мексиканцам делать пиццу, координирует действия официанток и продавцов, решает спорные моменты с клиентами и выполняет ещё кучу с виду незаметных и незатейливых операций, без которых жизнь пиццерии была бы невозможна. У поваров есть перерыв на обед ― Стив должен быть начеку всегда, у внештатных ситуаций нет расписания. Рабочий день заканчивается в 3 часа ночи, когда уходят последние клиенты. После этого всё нужно перемыть, и в половине четвёртого Стив может уйти домой.

Чтобы после пятичасового сна вернуться на следующий день. И так ежедневно с мая по ноябрь, без выходных.

«Если бы тебе предложили: работать так, как я, и отдыхать при этом полгода или иметь два выходных в неделю, проводить вечера где хочешь, но ограничиваться куцым двухнедельным отпуском ― что бы ты предпочёл? Я свой выбор сделал: на работе я живу, зато всё оставшееся время я действительно свободен, веду жизнь богача, и меня на самом деле ничто не ограничивает. Захотел ― полетел на Филиппины, надоело ― в Таиланд. Теперь я не представляю своей жизни без этого. Но раньше я работал и зимой ― пытался закрепиться в стране».

После своего первого лета в качестве менеджера Стив решить открыть собственный бизнес, и не где-нибудь, а в Нью-Йорке. В курортной зоне сумасшедшим спросом пользовались так называемые fried oreos ― шоколадное печенье, обжаренное в тесте и посыпанное сахарной пудрой. Очень вредно и очень вкусно. Но почему-то только в Сисайд Хайтс. Стив решил продавать fried oreos вместе с традиционными чизбургерами и картошкой фри в собственной закусочной на Манхэттене: вложил 100 000 $, все накопленные деньги, купил помещение, сделал ремонт, открыл кафе и… никто не пришёл. Не пришёл ни на следующий день, ни через неделю.

«Однажды я остановил на улице пенсионера, жившего неподалёку, и спросил его, почему он не заходит в моё кафе. Почему не зайти хотя бы раз, даже ничего не покупая, просто из любопытства? На что он ответил: “Fried oreos? Да ни за что на свете я не стану есть эту гадость. Она хороша для придурков, которые летом уезжают на побережье. Нормальные люди это есть не станут”. А просто кафе с гамбургерами в Нью-Йорке и без меня предостаточно…»

Стив прогорел, начал новое лето в Сисайде круглым банкротом ― и ничего не изменилось. Та же работа, та же усталость, те же деньги. Так зачем, подумал Стив, вкалывать круглый год и брать на себя какие-то риски, когда можно отдыхать всю зиму, а летом принимать участие в том самом бизнесе, который он так хорошо знает?

Теперь каждый год Стив выкупает по 5% акций ‘3 Brothers’, чтобы когда-нибудь стать полноправным совладельцем и нанять вместо себя менеджера, а самому жить на доходы от пиццерии.

«Я ненавижу эту работу. Всё лето я живу мыслями о предстоящей зиме. Чем я хочу заниматься в жизни? Это же очевидно ― ничем. Лежать на диване, купаться в океане, есть фрукты ― и вот тебе рай. Сейчас у меня 25% нашей пиццерии. Ещё 5 лет ― и я смогу окончательно прекратить работать. Я всё сделал сам. Всё ради денег. А что, кто-то не хочет быть богатым?»

Антон Погорельский












на правах рекламы


© НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени Н. А. Добролюбова
603155, Россия, Нижний Новгород, ул. Минина 31а. Тел. +7 (831) 436-15-75,
факс: +7 (831) 436-20-49, e-mail: admdep@lunn.ru