НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени Н. А. Добролюбова
ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ



абитуриентам

студентам

преподавателям

выпускникам



Сергей Минаев. Как закалялся Style


Наши рецензии

Cергей Минаев. Как закалялся Style

Прогуливаясь по книжному магазину, я наткнулся на книгу с убийственной обложкой и названием «The Тёлки». Это было настолько дёшево, что стало невозможно круто. Обрывок мечты пронёсся у меня в голове: если бы это был Минаев, а не стандартное глянцевое барахло…

Я уже прошёл мимо, но всё-таки повернул назад и глянул на имя автора ― Сергей Минаев, ты посмотри! Я оказался слишком высокого мнения о создателях «барахла» ― только Минаевские названия цепляют так крепко, что не отдерёшь. С блаженной улыбкой от предчувствия оргазма мозга я прошествовал на кассу: «Пробейте мне Тёлок, пожаллллста».

Текст: Антон Погорельский

«”В понедельник заеду за твоими вещами. Лблю.” Надо бы последнее слово исправить… Хотя ― чёрт с ним! Мы живём в век аббревиатур. «Лблю» значит «лблю». Збло всё!» Главный герой третьей книги С. Минаева ― мегауспешный светский журналист с мягкой сердцевинкой. Так и хочется втиснуть сюда пошлое слово «мятущийся», но не поставишь его рядом с по-камедиклабовски откровенным Минаевым ― у Андрея Миркина, главного героя книги, кризис самоопределения. Как это можно сказать, избавившись от клише? «Я мечтаю быть лузером, просто не могу себе пока этого позволить, врубаетесь?» Был бы педиком, сказал бы, что Минаев ― лапка. Остальные похвалы совсем истёрзаны. Врубаетесь?

К «The Тёлкам» Сергей Минаев подошёл с багажом двух опубликованных книг и сформировавшимся образом главного героя ― преуспевающего думающего человека, не довольного тем, чем он занимается. Шаблон изменений его внутреннего состояния также один и тот же: от самодовольной декларации своих чётких и понятных жизненных установок через сомнения в собственной правоте к драматично-изматывающему катарсису, открывающему глаза, но не отвечающему на вопрос о возможном счастье. Выбор всегда оставался за читателем.

В общем, классический шаблон мировой литературы, от которого Минаев не отступил и в «Тёлках». Вот только переданная фактурность ощутимо возросла ― пальцами чувствуешь растущее литературное мастерство. Минаев наконец избавился от клише ― более того, стал сыпать афоризмами: «Сегодня же пятница! Еженедельный день условной независимости офисного планктона». Длинные пассажи философствования a-la Джон Фаулз канули в лету, и ― о, чудо! ― впечатление от его умствований преобразовалось из занудной банальности в остроумие святой простоты: «Вся суть русского Интернета в этом. О чём бы ни был сайт ― литература, кино, машины ― всё сводится к банальной ебле».

И теперь, перестав играть на поле Льва Николаевича (куда без Минаева, прямо скажем, никто не заглядывал), он, наконец, обрёл единство замысла и воплощения. В «The Тёлках» окончательно найден и, как мне кажется, сформирован литературный стиль Минаева ― блестящие диалоги, броская деталь описания, мгновенно-меткие речевые характеристики и предельно кратко сформулированная мысль. Бальзаковщина сменилась симпсоноподобием, и как же это, чёрт возьми, приятно!

«Контрацептивный лагерь!» ― та же Человеческая комедия, но исследования нравов стали отчётливей и образней: «Всё ― могильник отношений, увядшие цветы на гробовой плите и надпись: “Помним, любим, скоблим”. И грамм кокса с клубной картой ― тёлкам от Миркина».

На первый взгляд, кажется, что главный герой остался тем же, что был и в «Духless»е, и в «Media Sapiens». По большому счёту, это действительно тот же персонаж, но в этот раз его внутренняя слабость рельефней ― а за счёт этого более достоверным получился весь облик. Стоит признать: главный герой просто лучше выписан. Осталось поработать только над финалом, а то получилось как у Горького: цельный персонаж, в перерождение которого попросту не веришь. Впрочем, у Минаева всё не настолько запущено, и топорность концовки даже вызывает крамольную мысль: может, так и надо? А потом смотришь на обложку, и до тебя доезжает: может, на концепцию концовки Минаева вдохновил «Повелитель Мух»?

Ах ты, Минаев, хрен моржовый! Загадал задачку, которую было так неожиданно приятно решить. Находясь в той же тенденции, что и ведущие мировые деятели искусства, Минаев попадает в один тезаурус с американским режиссёром по имени Крэйг Брюэр, визитной карточкой стала маскировка подлинно мастерского кино под фильмы «класса Б» ― с непонятными погонями, вульгарными постельными сценами и, непременно, горами оружия и наркотиков. Похожим приёмом пользуются и братья Коэн. И вот, пожалуйста: своей чугунно-пародийной концовкой Сергей Минаев попадает в тот же культурный слой. Ну не зараза ли? У Пелевина не вышло, а Минаев дотянулся.

Обозревая характер Миркина в целом, понимаешь: автор совершил культурологический поворот ― и вот уже духовные искания становятся не такими нелепыми: нарочитое преклонение перед афроамериканской культурой, убогий гангста-рэп в исполнении главного героя, неточные цитаты из Касты и намеренное искажение Данте конкретно очерчивают внутренний мир Андрея Миркина, благодаря чему все его измышления становятся обоснованными.

Возвращаясь же к книге, хочется отметить её (вот щас будет ух как избито) увлекательность. Что поделаешь, если Минаев осторожно и с удовольствием раскачивает нас на эмоциональных качелях; эти сцены нельзя не впитать, на такое же глубокое имитирование проживания написанного были способны Набоков и Харди. Но когда после депрессивного опустошения ты попадаешь в светлую главу и хочется прыгать и расцеловать весь мир, глаз неизбежно утыкается в верхушку правой страницы, где размещено безнадёжное напоминание ― «The Тёлки». Так что не стоит удивляться написанным одним тоном пассажам о кайфе, родителях, битве с брендированным промо-зверем и, конечно, о тёлках.

Стиль Сергея Минаева отчего-то напоминает мне творческую манеру Леонида Андреева. Не требуйте от меня аргументации ― сейчас это просто читательское впечатление. Впечатление, которое может никак не вязаться со следующей цитатой: «Даже Моника Белуччи перекрасилась в блондинку, представляете? Вот где настоящая “смена парадигмы”! Если для вас это только культурный шок, то для меня ещё и смена образа во время мастурбации».

Хорошо. Просто хорошо. Несмотря на все изъяны, неточности и недоделки. В мировой литературе и не такое прощали, и гениями величали. Сергею Минаеву не нужен такой ярлык. Пусть он останется “провайдером духовности”. «Имидж меня уже мало волнует ― при такой-то смене парадигмы!»












на правах рекламы


© НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени Н. А. Добролюбова
603155, Россия, Нижний Новгород, ул. Минина 31а. Тел. +7 (831) 436-15-75,
факс: +7 (831) 436-20-49, e-mail: admdep@lunn.ru