НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени Н. А. Добролюбова
ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ



абитуриентам

студентам

преподавателям

выпускникам



Куда уходят настоящие мальчишки...


Тема номера

Куда уходят настоящие мальчишки,

К чему стремятся настоящие мужчины

Садясь писать этот материал, я собиралась защищать молодых людей, исключая сам факт подозрения, что с сильным полом в последнее время происходят изменения к худшему. Однако, пока я настраивалась, мне пришло электронное письмо от нового приятеля, студента театрального училища.

Текст: Валерия Киселева

С этим молодым человеком мы познакомились в новогодние праздники – нам довелось вместе работать. Вслед за моими подружками я пришла к выводу, что это очень милый молодой человек. В его арсенале всегда находились комплименты и шутки; он был готов помочь, если это было необходимо; на сцене блистал; писал исключительно грамотные смс-ки (что в моём рейтинге симпатий моментально обеспечило ему дополнительные баллы) – в общем, производил весьма благоприятное впечатление.

Первые сомнения закрались, когда, зайдя на его страничку в многострадальном «контакте», я увидела там сомнительной ценности цитаты с матерными словами. Кроме того, в «заметках» обнаружились самодельные стихи об одногруппниках в «заборном» стиле, а графа «любимые книги» была послана владельцем странички к чёртовой матери. Тем не менее, напомнив себе, что недостатки есть у всех, я перечитала его последнюю милую смс, где комплименты складывались в грамотно оформленные запятыми сложные предложения, и приглашение на свидание приняла.

Всю первую встречу мы проговорили о театральных постановках и фильмах, где он принимал участие. Поскольку любое упоминание о сцене и «закулисье» всегда меня завораживает, я была в искреннем восторге – забрасывала вопросами, удивлялась и восхищалась. У нас нашлись общие знакомые актёры нижегородских театров, а также одинаковые любимые постановки. К тому моменту, как выяснилось, что в спектакле нашего ТЮЗа «История любви» мы выделяем один и тот же момент, я готова была поверить, что этот парень – моя судьба.

Подобным образом я обманывалась ещё примерно недели полторы. Мы оба были заняты. Виделись за это время только один раз - на сдаче спектакля его курса. В конце концов, договорились снова куда-нибудь сходить. Тут-то и обнаружилось, что разговаривать нам не о чем. Все постановки, где он принимал участие, мы обсудили в прошлый раз, а говорить о чём-то другом у него особенного желания не наблюдалось. Ходить по улицам в тишине мне не очень хотелось, однако все мои попытки разговорить «кавалера» оказались обречены на провал. Поработав некоторое время в режиме «что вижу, о том пою»: «Ой, какой кран высокий!» - (как будто до этого момента мне не встречались строительные краны) - и почувствовав себя полной идиоткой, я решила сменить тактику. Вспомнив школьное увлечение «анкеты для друзей», я принялась бомбардировать спутника глупыми вопросами из серии «что ты любишь». В этом мне удалось добиться кое-каких результатов, но эффект продлился очень недолго. Когда на вопрос о музыкальных предпочтениях я услышала, что вся классическая музыка – полный отстой, а в популярных мелодиях он постоянно встречает совершенно неудачные куски, я немедленно придумала себе неотложные дела и быстро распрощалась.

Вернёмся, однако, к полученному мной письму, которое заставило меня изменить первоначальному плану хорошего отзыва и вместо этого взяться за печальное описание этого юноши. В сообщении (как всегда обильно приправленном комплиментами) мне среди прочего предлагалось передать привет нашей общей знакомой, моей подруге, и сказать ей, что она «сексуальная развратница, чему он очень рад». Не знаю, чего он пытался добиться, обращаясь ко мне с подобной просьбой. Ревновать его я уже по определению не смогла бы. Ничего правдивого в его словах тоже быть не могло – в подружке я уверена на тысячу процентов. Когда же я отказалась передавать подобные скабрезности, мне было прислано преисполненное недоумения сообщение – неужели мне сложно? В общем, в результате я доходчиво объяснила молодому человеку, что не собираюсь разговаривать о дорогих мне людях в подобной тональности. Логичным финалом стало моё нежелание в принципе продолжать с ним какое-либо общение.

Самое печальное в этой ситуации, что, когда я пожаловалась на своё разочарование сестре, а потом лучшей подруге, они ни капли не удивились. За последнее время девушки привыкли сталкиваться со случаями, когда с молодых людей стремительно облетает позолота, обнажая весьма сомнительный сплав негативных душевных качеств. В конце концов, анекдоты про орган, которым думают современные парни, тоже не на пустом месте взялись… Как заметила моя сестра, видимо, что-то пошло не так, оставив количество рыцарей без страха и упрёка в современном поколении весьма лимитированным.

И всё-таки они есть. Настоящие мальчишки и мужчины в сегодняшнем дне есть, и я верю, что так же они будут и в завтрашнем, и вообще всегда. Думая об этом, я всегда вспоминаю двух своих друзей, Колю и Владика. Коле тридцать лет, у него очаровательная жена, хорошая работа. Он очень открытый и добрый, с отличным чувством юмора, всегда готов поддержать, прийти на помощь. Практикой проверено, что он из тех людей, на кого всегда можно рассчитывать. При этом Коля великолепно танцует; шьёт; гоняет на велосипеде; с лёгкостью исполняет сложнейшие элементы в fire-шоу; разбирается во всём, что касается компьютеров; знает, как оказывать первую помощь при наиболее распространённых травмах; у него золотые руки; он отлично ладит с детьми, умея быть им и другом, и учителем... А ещё он читает серьёзные книги; никогда не пойдёт в кино на «лабуду» типа «Самого лучшего фильма» и постоянно осваивает какие-то новые навыки. Как-то раз, пытаясь убедиться в том, что он всё же человеческого происхождения, а не божественного, я спросила Колю, есть ли что-то, чего он не умеет. «Да полно всего!» - тут же горячо ответил он мне. – «Например, месить…» - и тут Коля назвал какую-то технологию, по которой месят глину на специальном хитром аппарате. Всё это звучало так сложно, что мне даже не удалось запомнить название. Я о таком даже не слышала, а вот есть человек, который искренне считает за свой промах тот факт, что этого он пока не умеет… В общем, с Колей, я думаю, ясно.

Ещё есть Владик. Ему двенадцать лет и пока он, конечно, столько всего не умеет. Зато он очень чуткий и искренний. Он всегда первый замечает, когда кому-то плохо. Как-то раз, когда дети из младшей группы нашего театра танца своим непослушанием довели меня практически до слёз, Владун заметил и моментально навёл порядок среди «малых», а после занятия сосредоточенно доказывал, что мне нужно учиться не принимать такие вещи близко к сердцу. В свои двенадцать он твёрдо знает, что девочкам нужно помогать, что он должен стать защитником и опорой.

Я точно знаю, что, пока есть такие молодые люди, как Коля и Владун, можно не волноваться о таких, как мой театральный знакомый. Да, подобные встречи могут обескуражить и разочаровать, однако не стоит судить о современных молодых людях по таким «экземплярам». Плохие люди, как это ни печально, были всегда, но ведь главное-то, что есть хорошие. Настоящие мальчишки-мужчины есть, и это самое замечательное.












на правах рекламы


© НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени Н. А. Добролюбова
603155, Россия, Нижний Новгород, ул. Минина 31а. Тел. +7 (831) 436-15-75,
факс: +7 (831) 436-20-49, e-mail: admdep@lunn.ru