НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени Н. А. Добролюбова
ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ



абитуриентам

студентам

преподавателям

выпускникам



"Переводчику, как музыканту, нужен абсолютный слух"


Персона

“Переводчику, как музыканту, нужен абсолютный слух”

- Мне редко приходится выступать. Наша профессия непубличная. Если переводчика упомянут в какой-нибудь рецензии, - хорошо, когда хоть имя назовут, - так начал свою лекцию выдающийся переводчик и литературный критик Михаил Рудницкий, встреча с которым состоялась в НГЛУ имени Добролюбова 6 февраля.

Текст: Белла Мазурская

Михаил Львович Рудницкий – переводчик с немецкого языка, кандидат филологических наук. В его переводах издавались романы и повести "Короткое письмо к долгому прощанию" П. Хандке, "Под конвоем заботы" и "Завет" Г. Белля, "Америка" Кафки, "Другой процесс" Э. Канетти, "Собачьи годы" Г. Грасса, "И больше нечего желать" А. Мушга, "Земля обетованная" и "Искра жизни" Э. М. Ремарка, "Нет места. Нигде" и "Медея" К. Вольф. В 1987 году М. Рудницкий выпустил книгу “Перед лицом правды: современная прогрессивная художественная литература капиталистических стран”. В 1996 году он стал лауреатом премии “Инолит”.

Организаторами открытой лекции ”Особенности художественного перевода” выступили Немецкий культурный центр и Мастерская по художественному переводу.

На лекции Михаил Рудницкий раскрыл некоторые секреты профессии переводчика. Выдержки из его выступления мы публикуем в сегодняшнем номере нашей газеты.

О переводе и красоте

- Однажды мне встретился афоризм: ”Женщины – как переводы: красивые неверны, верные некрасивы”. Относительно переводов это абсолютно неправильно. Если смысловые значения переданы точно, то это хороший перевод. Но в художественном тексте смысл несет не только прямое значение слов, но и их стилистическая окраска, и интонация. Если попытаться пересказать первую строфу “Евгения Онегина”, опираясь только на буквальный смысл, получится полная чушь.

Вообще текст должен быть красивым или некрасивым настолько, насколько этого хочет автор. Автор для вас – закон, и свет в окошке, и все десять заповедей. Это же касается степени привычности, доступности текста. Бывает, что в оригинале автор манерничает, хочет, чтобы читателю было трудно. Но если он описывает действительность как абсолютно плоскую, знакомую, переводчик делает все для того, чтобы максимально приблизить ее для читателей.

Когда в тексте много чужеродных понятий, он воспринимается как надменный, отталкивающий. Не все знают, что такое “фройлейн”; но есть же в русском языке утвердившиеся понятия “барышня” и “мадмуазель”. Все-таки переводчик помогает читать.

О качествах, необходимых переводчику

- Опыт моих наблюдений показывает, что художественному переводу можно обучиться; но все равно есть предпосылки, без которых никуда. Как музыканту нужен абсолютный слух или хотя бы хороший, так и переводчику нужен «специальный» слух. В поэзии вообще без этого нельзя – надо услышать созвучия, аллитерации. А в прозе важнее ритм. Это дыхание художественного произведения. Как только вы его поймаете, вы сразу поймете, как надо переводить.

Я знаю много переводов, где все смыслы переданы вроде бы точно. Но когда вы читаете предложение, оно вам сопротивляется, потому что слова не хотят друг с другом знаться. Это происходит оттого, что не уловлены ритм и стилистическая структура текста.

Переводчик по натуре своей должен быть немножко актером. Он должен полностью вжиться в атмосферу произведения, а также в круг мыслей и намерений автора. Это очень опасное чувство. Есть у нас такие переводчики, которые говорят, что, когда они переводили любовный роман, то переживали влюбленность, а когда переводили про самоубийство, то чуть не покончили с собой.

Практические советы

-Когда вы беретесь за перевод, внимание должно быть предельное; надо отрешиться от всех готовых представлений об этом тексте. Прочтите его так, как будто видите его в первый раз. Очень помогают этимологические словари, потому что важно знать, какие оттенки значения играют в слове.

Немецкий язык гораздо более рациональный и хваткий в определении понятий, чем русский. На одно сложное слово приходится писать по-русски целую фразу

Книга Норы Галь “Слово живое и слово мертвое” – идеальное пособие для тех, кто хочет когда-нибудь заняться художественным переводом. Вы будете без конца смеяться, читая эту книгу - столько примеров чудовищного перевода вам покажут.

Любой перевод – заведомый проигрыш, особенно перевод Кафки. Когда вы начинаете переводить его текст, вы в ситуации человека, которого поставили к стенке, и каждую минуту его ждет расстрел. Потому что это такая сила, и точность, и прозрачность слога, какую в русской литературе я знаю только у Пушкина.












на правах рекламы


© НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени Н. А. Добролюбова
603155, Россия, Нижний Новгород, ул. Минина 31а. Тел. +7 (831) 436-15-75,
факс: +7 (831) 436-20-49, e-mail: admdep@lunn.ru