НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени Н. А. Добролюбова
ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ



абитуриентам

студентам

преподавателям

выпускникам



Он, она и Таиланд


Мы и они

Он, она и Таиланд

Он живёт в Америке, работает менеджером в пиццерии на берегу океана.

Она ― провинциальная девушка, которая учит детей в школе, затерянной в джунглях Таиланда. И если бы однажды, идя домой из бара, он не пошёл другой дорогой, они никогда бы не встретились. И не возвращался бы он в Таиланд каждую зиму пять лет подряд…

Текст: Антон Погорельский

Стив с детства мечтал о Таиланде. Уже само название манило его. А когда на картинках в атласе он видел длинные пляжи с белым песком, тропические пальмы и незнакомые ярко розовые цветы на берегу, он думал: там рай. Но Стив ― девятый сын в бедной семье, и на него даже не хватало ранца: он ходил в школу с бесплатным пакетом из магазина. Зато он точно знал ― когда вырастет, он будет путешествовать по миру. И первым местом, куда он отправится, будет Таиланд.

Потома росла в обеспеченной, по тайским меркам, семье. Её отдали в хорошую школу, где преподавали даже иностранные языки ― китайский и английский. Потома хотела побывать в других странах, но побаивалась оставить родной городок. Даже в столицу, Бангкок, находившуюся всего в четырёх часах езды от её дома, она не решалась выезжать без родителей. Всё изменилось, когда родители умерли.

Стиву 26 лет, о судьбах его многочисленных братьев можно писать книги ― кто-то погиб, кого-то занесло в Австралию, а одного даже упекли в психиатрическую клинику. Родители остались далеко, а в пределах досягаемости только ближайший к нему по возрасту ― восьмой ― брат, Колин. Колин женился и совсем недавно вернулся из свадебного путешествия.

Августовское утро, на открытую террасу пиццерии, где работает Стив, задувает лёгкий бриз с Атлантического океана. Зал почти пуст ― в такой ранний час редкий клиент забредёт внутрь, а если и зайдёт, то закажет никак не пиццу, а кофе или лимонад, выжатый из свежих лимонов. Работники-мексиканцы лениво ходят между рядами столов, официантки смотрят телевизор. Стив тихо беседует с Колином и его женой ― они сидят за столиком и потягивают горячий шоколад.

―Ну, рассказывайте, где вы были?

―Эм-м, Стив, мы ездили в Таиланд.

―Куда?.. Почему?

―Ну, ты всё время так увлечённо про него рассказывал. В детстве я только и слышал от тебя: Бангкок, Пхукет… В общем, я подумал: если ты так сильно хочешь там побывать, видимо, в Таиланде и впрямь есть что-то особенное. И знаешь, ты прав. Это райская страна.

Такого Стив перенести не мог. В ноябре он летел в Таиланд.

Потома решила: она останется в родном посёлке. Местному детскому саду как раз требовалась воспитательница, а Потома всегда любила детей. Так началась её самостоятельная жизнь: в сезон дождей люди не высовывались из своих домиков, а когда муссоны уходили, можно было отправиться в Бангкок ― продать на рынке что-нибудь из фруктов, выращенных в собственном садике. Но главное, Потома с головой окунулась в заботу о детях. Она знала по имени каждого из сотни своих воспитанников и старалась разносторонне их развивать: к общей программе она добавила уроки элементарного английского, рассказывала про диковинные праздники Хэллоуин и Рождество и обещала, что каждый из детей когда-нибудь собственными глазами увидит настоящего белого человека.

Днём пляж и дайкири, вечером паб и пиво, ночью местные красотки лёгкого поведения ― не меньше двух сразу, утром ― сон. И это Таиланд? Это должна быть страна, где сбываются мечты. А что здесь? Ну, пальмы. Песок вроде бы белый, но всё равно не такой, как на картинке. Невыносимо влажный воздух. И адский хаос на дорогах Бангкока ― такое чувство, что все водители в совершенстве знают правила, и только благодаря этому с предельной виртуозностью умудряются нарушать их все одновременно. Узкая дорожка проспекта и тупик с единственным в городе отремонтированным асфальтом ― как тут можно ориентироваться?

Стив сидел в баре и пропивал заработанные за лето деньги ― отпуск, блин… Стив ехал в рай. А куда попал? Нет, сегодня без девочек, спасибо. Он чересчур трезв для позднего вечера. Такси? Не в этот раз, братец. Хочется пройтись ― до отеля всего полчаса пешком.

Слишком звёздное небо. Слишком красивая велосипедистка седлает своего двухколёсного помощника через дорогу. А вдруг она понимает по-английски?

А понимает!

―Меня зовут Стив.

―А меня Потома. Очень приятно.

―И мне. Куда направляется молодая особа в столь поздний час?

―Домой, в родную деревню. Я с детства езжу туда и обратно на велосипеде. Все тропинки знаю. Четыре часа ― и я на месте.

―А автобусы к вам не ходят?

―Когда это у нас были автобусы? Если только кто на машине приедет, заблудившись ― по своей воле к нам не приезжают.

―Почему?

―Очень хитро мы от всех спрятаны. В самых джунглях. Ладно, поеду я.

―Подожди. Потома, как называется твоя деревня?

―Белый человек! Белый человек!

Не может быть. Он приехал. Как он нашёл? А может это не он? Нет, он! Стив…

Он приехал из Америки. И у него обратный билет на послезавтра. Но он сказал, что вернётся в следующем году. Он знает название посёлка. И каким-то чудом помнил дорогу. Он обязательно приедет следующей зимой. И привезёт детям подарки. Нарядится в красный халат, приклеит бороду и прокричит «Хо-хо-хо»: у этих детей никогда не было Рождества. Пока не было. А у Потома не было человека, которого бы она ждала.

Но Стив уехал, подарив ей сотовый телефон. Теперь они болтали часами каждый день. Стив рассказывал, как у него идёт бизнес и как его клиенты вечно всем недовольны ― Потома давала ему послушать шум ветра в пальмовых листьях и гомон женщин, идущих на речку стирать бельё. Иногда она включала громкую связь, и Стив пел детям рождественские песни, а дети вроде бы даже понимали английский.

В следующем ноябре Стив приехал снова ― и теперь они провели вместе три месяца: он, она и Таиланд. Теперь Стив всё рабочее лето жил ожиданием зимы, а Потома начала привыкать к тому, что её называют «женщиной белого человека». Дети всегда желали большому дяде Стиву доброго утра, а он им пел старые американские песенки.

―Хэй, Энтон (Энтон – это я. Историю, которую я сейчас пересказываю, мне рассказал менеджер пиццерии ‘3 Brothers’, где я работал минувшим летом, приехав в США по программе «Work & Travel USA»). ―Хэй, Энтон, смотри ― это фотография моей подружки. Скажи: она ведь похожа на маленькую чёрненькую обезьянку?

―Нет, конечно, ты что?

―Да ладно, ты так говоришь, потому что я твой босс. Скажи правду, ну: похожа она на обезьянку?

―Говорю же, нет.

―Да ну тебя. Всё равно это моя обезьянка.

Минуты три мы молчим, созерцая океан. Барашки волн бликуют на солнце, ветер лохматит пышную шевелюру Стива.

―Этой зимой ты опять к ней поедешь?

―Да. Куда я денусь? Я люблю её.

―Не хочешь остаться там? Насовсем?

―А там не проживёшь. В Таиланде невозможно зарабатывать деньги, экономика слабая, а правительство постоянно меняется. Но знаешь, несмотря на то, что люди там очень-очень бедные, они улыбаются. И дети, и взрослые. Они могут просто идти по улице и улыбаться ― это счастливый народ. Посмотри на американцев: они вечно всем недовольны. Мы в курортном городе, они приехали сюда отдыхать ― и хоть бы одна искренняя улыбка на лице. У них есть деньги, но они несчастны. Мне ведь и самому здесь не нравится. Но где ещё я заработаю на поездку в Таиланд?

―А её ты не хочешь сюда привезти?

―Не хочу. Но, видимо, придётся. Я без неё теперь совсем не могу ― хочется всё бросить, и ищи меня свищи. Мда, задолбало всё. Знаешь, что?

И он двинулся в сторону своей машины.

―В смысле? Хэй, Стив, погоди!

―Теперь ты за менеджера. Передай всем ― я в Таиланде!

P.S. Через два часа Стив вернулся ― в аэропорту не было билетов. Потома по телефону уговорила его потерпеть ещё одно лето. В этом феврале у них свадьба: сначала в Таиланде, потом в Нью-Джерси, США. Сейчас Стив и Потома думают об усыновлении нескольких тайских детей-сирот.












на правах рекламы


© НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени Н. А. Добролюбова
603155, Россия, Нижний Новгород, ул. Минина 31а. Тел. +7 (831) 436-15-75,
факс: +7 (831) 436-20-49, e-mail: admdep@lunn.ru