НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени Н. А. Добролюбова
ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ



абитуриентам

студентам

преподавателям

выпускникам



"Тварь я дрожащая или право имею?"


Мнение

«Тварь я дрожащая или право имею?»

Этот вопрос, как известно, был задан ещё Раскольниковым в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание». Но не разрешён он до сих пор. Взять хотя бы наши студенческие права. С первого взгляда – это то, что, следуя банальной логике, должно было бы волновать нас, студентов, в первую очередь. Ан нет! Ситуация подчас прямо противоположная.

О причинах подобного положения вещей и о том, каковы же они на самом деле, права студента, эта статья.

Каждый, право, имеет право?

Как оказалось, составить объективное представление о взаимоотношениях студентов с их правами - не простая задача. Чаще всего студенты при вопросе о своих правах робко пожимают плечами, а преподаватели, если и отвечают, что такое «права студентов», то очень туманно.

Находятся всё же и те, кто говорит более или менее компетентно. Вот, например, Владимир Михайлович Строгецкий заявил, отвечая на мой вопрос, что права студентов регламентированы уставами высших учебных заведений. Более же подробно о своих правах студенты могут узнать из Конституции Российской Федерации, а также из нормативно-правовых актов международного характера.

Причину незнания большинством студентов своих прав Владимир Михайлович видит исключительно в том, что, как он сам выразился, «за семьдесят лет тоталитарного режима нас приучили не вспоминать о таком понятии, как право».

По мнению Анатолия Ивановича Остапенко, знание прав целиком зависит от уровня самосознания студента: если этот уровень высок, то студент непременно будет знать свои права и добросовестно исполнять обязанности. Причину же недостаточно высокго уровня сознания многих студентов Анатолий Иванович видит в первую очередь в отсутствии соответствующего воспитания как со стороны семьи, так и со стороны государства.

Илья Иванович Снегарёв так же, как и Владимир Михайлович, предложил ущемлённым в правах студентам обратиться к нормативно-правовым актам, начиная с Устава лингвистического университета и заканчивая международными документами. На вопрос, почему же многие студенты и преподаватели не знают, какими правами обладают, Илья Иванович ответил, что преподавателям досконально знать о студенческих правах и не нужно, т. к. о правах студентов они заботились, когда сами были студентами.

Ситуацию же со студентами Илья Иванович охарактеризовал следующим образом: «Многие студенты, обучающиеся по финдоговору, считают, если они заплатили деньги, то имеют право на всё: не посещать университет, не соблюдать правила приличия на занятиях. Сомневаюсь, что такие люди действительно хотят знать о своих правах. Если же они действительно этого хотят, то пусть сначала вспомнят о своих обязанностях и научатся их исполнять!»

Единственным местом, где мне смогли чётко и внятно объяснить, что представляют собой права студентов, стал профсоюзный комитет. Председатель профкома Ольга Никишина заявила, что все права студентов прописаны в федеральном законодательстве, а конкретизированы теми локальными документами, которые принимаются на уровне вуза, например, Уставом лингвистического университета, правилами внутреннего распорядка, положениями об общежитиях лингвистического университета и т. д. Кроме того, Ольга Никишина отметила, что между Нижегородским государственным лингвистическим университетом и его студентами заключено соглашение, в котором оговорены те права студентов, которые не отражены в законодательстве, но имеют большое значение. Разработчиком этого соглашения выступил профком, а от администрации Нижегородского государственного лингвистического университета - ректор Геннадий Петрович Рябов.

Ольга Никишина отметила, что Устав нашего вуза можно легко найти на общеуниверситетском сайте, а текст соглашения - на сайте профкома. На вопрос, почему же об этих документах мало кто знает, Ольга ответила, что дело в отношении самих студентов к подобного рода вещам. «Как только абитуриент становится студентом лингвистического университета, он обязан сразу же познакомиться с соглашением и Уставом университета, точно так же как перед заключением договора социального найма студент обязан ознакомиться с правилами внутреннего распорядка общежития, где указаны его права и обязанности. Проблема заключается в том, что чаще всего студенты не делают этого. Здесь, в профкоме, мы часто видим, как большинство студентов не удосуживаются даже хорошенько прочитать бумаги, которые мы даём им на подпись».

А как обстоит дело за рубежом?

Так как мы обучаемся в лингвистическом университете, где среди студентов и преподавателей не так уж и трудно найти представителей других государств, то их мнением тоже не стоит пренебрегать.

Как оказалось, у зарубежных студентов права, конечно, есть, но знают их не все.

Американка Мэри Бодмер, учащаяся в лингвистическом университете по программе обмена студентами, на мой вопрос о правах студентов в США ответила, что в Соединённых Штатах Америки бывали периоды (например, в 1960 годы), когда вопрос о правах студентов вставал довольно остро, но такие периоды, как говорится, по пальцам пересчитать можно. На мой вопрос, знают ли сейчас американские студенты свои права, Мэри ответила, что знают, но не все. Она согласилась, что определённая часть студентов, конечно же, интересуется этим вопросом, но подавляющее большинство о своих правах редко задумывается.

Преподаватель японского языка Кадзуми Окубо была немного озадачена вопросом о наличии или отсутствии прав у японских студентов. Она заявила, что в её стране у студентов просто-напросто не возникает вопроса о своих правах и необходимости борьбы за них. «Мы платим за образование огромные деньги, и на эти деньги руководство высших учебных заведений обеспечивает нам достойные условия учёбы».

Выводы

Что же получается? Несмотря на различия, все мнения сводятся к выводу, что на самом деле свои права студентам не так уж и тяжело узнать, но главным препятствием к этому служит их элементарное нежелание это делать. Здесь уместно вспомнить, с одной стороны, суждение, будто о правах беспокоится лишь тот, кто в них ущемлён, а с другой, слова Владимира Михайловича Строгецкого, констатирующего низкий уровень развития гражданского общества в нашей стране.

И первое, и второе одинаково справедливо для нас. Мы не вспоминаем о своих правах до тех пор, пока «гром не грянет», а когда «грянет», не всегда хотим «шевелиться». Извечная надежда, что «печь сама довезёт» присутствует в сознании и современных Емелек.

Конечно, возражая сей обличительной критике, можно сослаться на слова вышеупомянутой Мери Бодмер, утверждающей, что в США свои права знают тоже «не все студенты». Да, не все, но, есть немало «интересующихся этим вопросом». А у нас?

Можно сказать, что, мол, вон, в Японии тоже студены о борьбе за свои права «и слыхом не слыхивали». Но опять же, в отличие от Японии, где формой правления была и на данный момент является монархия, Россия уже почти девятнадцать лет как именуется демократической страной. И пора бы уже привыкнуть к тому, что мы имеем права и должны отстаивать их, оставив столь часто встречающееся мнение, что «правды не найдёшь», ибо «Бог высоко, а царь далеко».

Незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение. Незнание собственных прав не даёт возможности при случае их отстоять. Поэтому нужно иметь хотя бы начальное представление о них, тем более, что мы же живём (вернее, до сих пор пытаемся жить) в гражданском обществе и демократическом государстве. Так давайте же знать свои права и, если это потребуется, бороться за них!

Егор Саксин












на правах рекламы


© НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени Н. А. Добролюбова
603155, Россия, Нижний Новгород, ул. Минина 31а. Тел. +7 (831) 436-15-75,
факс: +7 (831) 436-20-49, e-mail: admdep@lunn.ru